Цена большинства

13.10.2014 09:51   -
Автор:

До парламентских выборов остается две недели. На финише скоротечной кампании уже приблизительно видны контуры будущей Рады. Ключевые участники гонки пытаются вписаться в них с максимальной для себя выгодой, пишет Шеф-редактор LB.ua Соня Кошкина в материале «Террариум единомышленников».
Округа-призраки
Главная интрига этой кампании не в том, зайдут ли под купол Олесь Довгий, Валерий Хорошковский, Сергей Левочкин или 27-летний мажор-владелец «Д*Люкса». Нет, главная интрига этой кампании в том, как изменилось электоральное поле страны.
Долгие годы пропорция распределения голосов между условными «демократами» и условными «бело-голубыми» составляла 55 на 45. То есть, в 45 помещались избиратели коммунистов, регионалов, иже с ними. В свою очередь демократы могли конкурировать меж собой как угодно, но за пределы 55 не выходили.
Проследить это можно на примере любой кампании, начиная с 2004-го года (но парламентские более показательны).
Разумеется, нынешняя гонка предыдущим не чета. Она пройдет без десяти округов Крыма. Из 20 округов Донецкой области, десять точно потеряны, еще три – под очень большим вопросом. Из десяти округов Луганской области четыре точно потеряны, три — под вопросом.
Математика очевидна. Но автоматически отминусовывать количество избирателей округов-призраков от «ядра» условных «бело-голубых»- грубейшая ошибка. Поскольку электоральное поле изменилось в принципе.
События на Майдане, полгода войны, существенно повлияли на логику, которой люди руководствуются, делая выбор. В ту или иную сторону.
Предварительные прикидки разные. Тут и 65 на 35. И 80 на 20.
Однако. Любая попытка точно сказать, как именно оно изменилось – шарлатанство. Наверняка мы этого не знаем. Узнаем только после выборов. С большой долей вероятности можно предположить, что зафиксированная ими схема распределения симпатий сохранится на длительный период. Как это произошло в 2004-м.
Цена большинства
То, что ясно точно уже сегодня.
Монобольшинства в ВР не получится (собственно, это было изначально понятно, — С.К.).
Как бы лидеры БПП в приватных разговорах не хорохорились, не выйдет у них в восьмой Раде самостоятельно сформировать большинство. Придется договариваться – создавать коалицию. Создавать коалицию – значит делить министерские портфели и многие другие хлебные должности.
Наиболее логичным партнером БПП кажется «Народный фронт».
Вот только ни в БПП, ни во «Фронте» так не думают.
В БПП «Фронт» воспринимают как главного конкурента.
Тех, кого нужно, но сложно мочить. Нужно, потому что топчутся на одном электоральном поле. Сложно, потому что не комильфо – Майдан их сплотил и здравомыслящая публика, в том числе – западная, этого не поймет (не говорят уже о том, что это противоречит основному лейтмотиву кампании – о единении всех демократов, — С.К.)
Во «Фронте» все еще проще. По сути, это – искусственно созданное образование. Наспех укомплектованное после того, как не состоялась договоренность Яценюка с Порошенко, аТурчинов с Тимошенко окончательно развелись.
На удивление, во многом это содействовало соблюдению правил гигиены при формировании списка. Продать места в партии власти номер два попросту не успели. Кроме того, на заре ее создания, шансы прохождения «Фронта» в парламент, конечно, имелись, но были они настолько скромны, что своим бы всем в список уместиться. Мажоритарка и вовсе наполнялась «творчески». Кандидатов выставляли лишь там, где они были. Так, в Винницкой области «Фронт» выдвинул всего одного претендента на депутатство, в Житомирской и Тернопольской – двух.
Но есть и округа, которые согласованы с БПП и по которым идет «единый» от всех демократов кандидат.
В начале кампании «фронтовики» рассчитывали взять от 12 до 18 процентов. Расчёт, скажем откровенно, оптимистичный. Ибо тогда они с трудом переползали пятипроцентный барьер.
Сейчас ситуация несколько улучшилась. Хоть и не на много. Последний опрос GFK дает «Фронту» семь процентов.
Главный мэссидж «Фронта» в кампанию: это – выборы не парламента, но премьер-министра. Которого, в свою очередь, избирает Рада.
Мол, страна погибает и спасти ее может только эффективный премьер. Такой, как Яценюк. Вот поэтому за него, пожалуйста, и проголосуйте. И если все сложится, новосозданная коалиция вновь его переизберет.
Двойное дно этой предвыборной риторики очевидно.
Во-первых, в феврале Яценюк шел в Кабмин как «камикадзе». И вся министры – тоже. Сам говорил. Теперь Арсений Петрович и большинство его коллег по верховной исполнительной власти баллотируются от «Народного фронта». То есть, заканчивать политические карьеры они не собираются. Совсем наоборот.
Во-вторых, парламент станет для «фронтовиков» новым этапом. Ведь очевидно, что шансы Арсения Петровича на повторное переизбрание премьером невелики, а состав самого Кабинета будет предметом «терок».
Почему невелики? Потому парламент Петр Порошенко распускал, во многом, для того, чтобы:
А) получить свое, полностью подконтрольное большинство;
Б) получить своего премьера.
Арсений Яценюк «своим» для Петра Алексеевича не является. Да, они вместе прошли Майдан; да, с ним можно работать, но он не «свой». В отличие от Владимира Гройсмана. Нынешний первый вице – фаворит будущей премьериады.
Порошенко знаком с Гройсманом много лет и не имеет причин сомневаться в командности первого вице-премьера. Кроме того, Гройсман, в отличие от Яценюка, не имеет собственной политической силы – действует в формате БПП. Вот и ответ.
Тигипко, Бойко и планы Банковой
Итак, если исходить из того, что коалицию БПП создавать все равно придется, а премьером Петр Алексеевич хотел бы видеть Гройсмана, рассмотрим шансы других фаворитов гонки на партнерство с президентской политсилой.
Все тот же GFK указывает: показатель «Батькивщины» — 8.7%, Ляшко – 7.6%, Гриценко – 7.3.
Конечно, с точки зрения консолидации демократов, был бы логичен союз БПП и «Батькивщины». Но в украинских реалиях он невозможен. Почему, объяснять, полагаю, излишне.
Гипотетически, допустима кооперация с Гриценко. Но это – гипотетически. Практически – смотрите выше.
Существует еще один сценарий, о котором все почему-то стыдливо умалчивают. За места в Раде борются также две «протестные» силы – «Сильная Украина» Сергея Тигипко и Оппозиционный блок во главе с Юрием Бойко.
На старте кампании лучшие позиции были у Тигипко, сейчас – у Бойко. Социология их пока не показывает, но шансы на преодоление пятипроцентного барьера есть. Потому что численность «бело-голубых» избирателей сократилась, но они никуда не делись (возвращаемся к началу статьи, — С.К.). Значит, Сергей Леонидович и/или Юрий Анатольевич со товарищи скоро могут получить мандаты.
Оппозиционеры из них, как мы понимаем, весьма условные. И в «Сильной Украине», и в «Оппозиционном блоке» — бывшие регионалы, функционеры команды Януковича, крупные бизнесмены. Такие с властью не ругаются. Такие всегда сами стремятся властью стать.
Что для Банковой – очень кстати. Конечно, премьерство для Тигипко, Хорошковского, Бойко – это уже откровенный перебор и этого, вопреки настойчиво циркулирующим в тусовке слухам, не будет. Но в восьмой Раде «меньшевики» вполне могут выполнять роль ту, которую раньше для «регионалов» выполняли «коммунисты».
Подобная перспектива, кстати, неизбежно повлияет на «сговорчивость» других потенциальных участников коалиции.
Считать голоса по-новому
Конечно, формат будущей коалиции напрямую связан с результатом самого БПП. Сегодня социология дает им 30%. В штабе метят на 45%.
Никаких 45 у БПП, ясное дело, не будет. Но шансы перевалить за тридцать процентов есть.
Во многом это зависит от финальной математики.
«Не важно, как проголосуют, важно как посчитают», — говорил товарищ Сталин. Говорил ли он такое на самом деле, история умалчивает – фразу ему приписывают. Истинности ее, тем не менее, это не отменяет. И в БПП сие крепко усвоили.
Оптимальный результат гонки решили обеспечивать на уровне комиссий. Обеспечивать посредством «своих» членов комиссий. Которых заведут туда через технических субъектов избирательного процесса.
Вы же слышали о «технических кандидатах»? Тех, что баллотируются как бы понарошку, либо оттягивая голоса у оппонента, либо имитируя конкуренцию (как, скажем, на округах Довгого и Столара), либо зарабатывая на своем выдвижении. Еще вариант – баллотируются для того, чтобы от их имени в местную комиссию зашли «правильные» люди (завести в комиссию своих людей имеет право каждый кандидат, — С.К.).
«Технические» есть не только на мажоритарке или, скажем, в президентскую гонку. «Технические» кандидаты-партии тоже бывают.
И БПП не брезгует пользоваться их услугами.
В распоряжение LB.ua оказалась любопытная бумага. Это – внутренний документ Киевского городского штаба БПП. Озаглавлен – «поручение». Датировка – 2 октября. «Поручение» адресовано нижестоящим штабам.
Суть его – «о подборе кандидатов в участковые избирательные комиссии». Сам документ предельно прост: предписывает штабам до утра третьего октября подать свои кандидатуры в комиссии. Нам интересен последний его пункт. «Обеспечить внесение в соответствующие ОИК представления относительно кандидатур в состав УИК от субъектов представления, которые отмечены в Приложении 3».
«Приложение 3» — вкладка с перечнем технических партий БПП. Именно от них в комиссии зайдут нужные люди. Якобы – от этих партий.
На самом деле – по протекции штабов БПП. И ясно, что работать они будут на интерес БПП.
Следующая страница – пошаговая инструкция субъектам избирательного процесса как именно делегировать людей в комиссии и как об этом отчитываться в штаб БПП. А дальше — образец доверенностей от партий на членов комиссий.
Только фамилии вписать и готово.
А теперь – самое главное. Партии, которые подадут своих кандидатов в комиссии в пользу БПП.
Это – «Новая политика» Владимира Семиноженко, Партия зеленых Дениса Москаля и аграрное объединение «Заступ» Веры Ульянченко.
LB.ua вполне допускает, что «технических» у БПП больше. Но этих троих удалось подтвердить документально.
Логично, Семиноженко, Москаль и Ульянченко БПП помогают не за спасибо. И речь даже не о деньгах (хотя, может и о них), сколько о политических преференциях.
Логично, через пять минут после выхода текста они начнут хором все отрицать, может даже обвинят LB.ua в фальсификации штабных документов БПП. Совести хватит.
Владимир Семиноженко баллотировался от своей «Новой силы» по 168-му округу в Харькове. Снялся. Теперь негласно — по свидетельству сами харьковчан — помогает Немилостивому. А его «Новая политика» (которая в выборах участвует) — БПП.
О создании партии «Заступ» Вера Ульянченко заявила в начале сентября. Мол, у аграриев должны быть в Раде свои представители. Должны, кто ж спорит. Особенно если их представляют люди из партии с названием «лопата» (заступ – устаревший синоним).
Лидер «зеленых» Москаль выдвинут от БПП по 191-му округу в Хмельницкой области. К которой он, столичный деятель, никакого совершенно отношения не имеет – форменный «парашютист». Теперь понятно, за какие такие заслуги БПП его выдвинул.
Три месяца Майдана и полгода войны кардинально изменили украинское общество. Но они ничуть не изменили грязные методы работы политиков.
Все идет к тому, что восьмая Рада докажет нам это наглядно.